Isitaru
Название фанфика: "Нетландия"
Автор: Иштар
Бета: AleriaS
Пейринг: РУ/СС; ГП/ДМ
Рейтинг: PG-13
Жанр: romance
Размер: мини
Аннотация: Два ничем не связанных коротких набросков....кроме, пожалуй, желания любить и быть любимым.
Дисклеймер: Не мое, а жаль...)))))


«Я никогда не думал, что когда-нибудь смогу так сильно полюбить кого-то... Пока не увидел тебя... Пока по-настоящему не увидел! Я проходил мимо тысячи раз, не видя твоих глаз, не чувствуя твой запах и не следя за тем, как твои ресницы закрываются и открываются снова, как поднимаются сияющие черные глаза, и ты смотришь так грустно и нежно. Сейчас все изменилось - я живу каждым твоим движением, каждым вздохом...»
В этот момент кто-то с силой дернул за край пергамента, вырвав его из-под локтя Рона. Обернувшись, он с ужасом увидел, как его лучший друг Гарри внимательно вчитывается в только что написанное. Сначала его прошиб холодный пот, потом от позвоночника к затылку пробежала горячая волна, и под конец подкосились ноги. Благо, в этот момент он сидел, но все равно инстинктивно вцепился руками в края стула, явственно чувствуя, что все вокруг поплыло.
– Отдай! – просипел он, не в силах встать. – Это мое личное!
– Никогда! – ослепительно улыбнулся Гарри. – У меня в руках настоящее сокровище, и я не намерен отдавать его тебе. Весь факультет только и говорит о том, как ты странно быстро бросил Гермиону...
Странно, что она вообще с тобой общается после этого, – добавил Гарри.
И вот, – он помахал листом перед глазами Рона. – Теперь у меня есть доказательство того, что это было не просто так и ты влюблен! Вот только в кого...? – Гарри вновь сосредоточенно погрузился в чтение.
– Ага! – радостно закричал он через несколько секунд. – Есть зацепка... даже три! Значит так, у нее темные глаза, красивые ресницы, и ты видишь ее часто, так?
– Ее? – еще слабо, но уже понимая, что не все так катастрофично, переспросил Рон.
– Ага... – рассеяно ответил Гарри из-за листка. – Не его же... – пробормотал он тихо, а потом, как будто опомнившись, хлопнул рукой по бедру и, развернувшись, бросился к выходу из спальни для мальчиков с заявлением:
– Покажу Джинни и Гермионе, им тоже будет интересно!
Дверь за ним с треском захлопнулось, а Рон судорожно вздохнул, так как понял, что теперь его жизнь станет похожа на шпионский роман.
Он проклинал себя за слабость и минутный порыв, в результате которого полетели к чертям многие месяцы конспирации. Хотя она и состояла только в том, чтобы громко не вздыхать на занятиях и сдерживать в себе порыв выговориться друзьям. Но все же... это дарило ощущение того, что в его тайну посвящен только он и больше никто, а сейчас... сейчас всему факультету Гриффиндор будет чем заняться, тем более, что нагрузка по учебе минимальная, так как только недавно закончились зимние каникулы, а до экзаменов было еще далеко.
Просидев в спальне около часа, Рон понял, что дальше отсиживаться глупо, да и есть хотелось, а ужин уже давно начался. Поэтому, глубоко вздохнув, и, в который раз назвав себя тупым романтичным болваном, стал спускаться в гостиную.
«Надеюсь, они ушли на ужин», – промелькнула последняя позитивная мысль, но и она растаяла, как только Рон вышел с лестницы. Вокруг стола у камина сидели Гарри, Невилл и Джинни и все сосредоточенно гипнотизировали злосчастный лист пергамента, пока стоящая над ними Гермиона пылко говорила, размахивая черным пером, зажатым между большим и средним пальцами:
– Итак, она точно брюнетка! – сказала она уверенно. – Очень мало темноглазых блондинок.
– А если она крашенная? – язвительно вставила Джинни.
– Ну тогда сама думай... – зло начала Гермиона, но тут увидела Рона.
– Не скажу! – тут же выпалил он, увидев как все подались навстречу ему, одновременно открывая рты, – Вам так нужно, сами и думайте! – с этими словами он почти пробежал мимо друзей и только у входа в гостиную затормозил, и, повернувшись, спросил:
– Вы ужинать-то пойдете?
– Нет! – тут же раздалось пять дружных голосов. – Мы не голодны.
– Понятно... – усмехнулся Рон. – Будете стратегию моего разоблачения разрабатывать...
С этими словами Рон вышел из гостиной.
– Придурки... – ругался он сквозь зубы, злорадно ухмыляясь. – Вот и пусть побегают.
И вместо того, чтобы пойти вниз в сторону большого зала, он сначала несколько раз огляделся (удостоверившись, что это должно быть видно из-за приоткрытой двери гостиной) и быстро побежал наверх в сторону класса прорицаний. План его был прост – заставить друзей бесцельно побегать за ним по замку и этим хоть немного отомстить за тот постоянный стресс, на который они его обрекли. «Точнее ты сам себя обрек» - с прискорбием заметил Рон про себя.
Проходя по темному коридору пятого этажа, он явно услышал сначала, как что-то звякнуло, а потом кто-то чертыхнулся голосом Джинни. «Самое время», – подумал Рон и, досчитав до трех, нырнул за один из гобеленов - тайных ходов, про который ему рассказали Фред с Джорджем еще до того, как он поступил в Хогвартс. Если верить их рассказам, это был один из самых длинных потайных ходов, ведущий куда-то на первый этаж, а то и вообще в подземелья.
Замерев за плотной тканью, он прислушался.
– Куда он делся? – раздался совсем рядом шепот Джинни.
– А я откуда знаю, – почти на парселтанге ответил Гарри. – Как будто под землю провалился!
– Может тут потайной ход где-то есть? – проявила сообразительность девушка.
– Да вроде нет... – неуверенно ответил Гарри. – Иначе Рон давно бы мне про него рассказал.
Рон, иронически ухмыльнулся: «Ну да, конечно», – он всегда все и всем рассказывал. Может, конечно, и в натуре с характером дело – он в принципе был открытым человеком, но все-таки слегка обижало, что друзья считали, что он простой как палка и никаких секретов от них у него не может быть по определению.
– Пошли отсюда! – снова раздался голос Джинни. – Скажем ребятам, что потеряли его.
– Куда же он мог провалиться... – было последнее, что услышал Рон, перед тем как около его уха раздался хриплый шепот.
– Мистер Уизли, вам не холодно на каменном полу сидеть?
– Твою же мааать! – от испуга завопил Рон, подскакивая, и тут услышал смех – такой же хриплый, как и шепот, но кажущийся до боли знакомым. Глаза еще не привыкли к темноте, и поэтому он, щурясь, всматривался вверх, стараясь разглядеть обладателя голоса.
– Давайте руку! – произнес голос и Рон автоматически протянул ладонь.
Уже после того как на его пальцы легли другие, вдруг осознав с кем он сейчас разговаривает:
– Профессор... это вы? – спросил он шокировано, когда рука потянула его наверх.
– Да, – последовал короткий ответ.
Поднявшись на ноги, Рон замер, ожидая услышать еще что-то, но в проходе стояла тишина, нарушаемая только воем ветра за толстой каменной стеной. Он по-прежнему почти ничего не видел, хотя и начал различать темный силуэт перед собой. И еще понял, что его руку до сих пор держит другая рука, чуть касаясь запястья холодными кончиками пальцев.
Повинуясь дикому порыву, Рон сделал шаг вперед и, подняв свободную руку, прикоснулся к волосам стоящего напротив, потом провел рукой вниз до подбородка и медленно опустил руку.
– Ничего не вижу... – прошептал он тихо, – Это правда, вы?
– Правда, – раздался тихий голос совсем рядом – И это все правда!
То, что случилось дальше, сознание отказывалось воспринимать, но сердце подсказывало, что так и было. Рон почувствовал, как его резко толкнули в грудь и прижали к холодной каменной стене, так, что рука, которую он подал, оказалась закинута над головой и прижата к той же стене.
– От... отпустите меня! – дрожащим голосом прошептал Рон.
– А если не отпущу? – обладатель голоса улыбался.
– Тогда поцелуйте! – выпалил Рон и закрыл глаза.
– А если не поцелую? – смеялся голос.
– Тогда убирайтесь к черту!
Тут уже раздался настоящий смех, а вслед за этим губы Рона почувствовали сначала почти невесомое прикосновение, через несколько мгновений ставшее более настойчивым. Вторая рука легла ему на плечо, несильно сжав его. Но вдруг поцелуй прервался.
– Люблю тебя! – услышал Рон шепот у самого уха. – Люблю тебя, Рон Уизли...
На секунду задумавшись, он высвободил руку из хватки, поднял вторую и, обвив ими шею стоящего напротив, спросил:
– Как думаешь, у нас что-нибудь получится?
– Думаю да! – уверенно ответил оппонент.
– А что сказать этим Пинкертонам? – Рон кивнул на гобелен.
– Скажи, что влюбился в Мак’Гоногал! – хихикнул голос.
– Нет! Я люблю только тебя Северус Снейп! – и в подтверждение своих слов юноша жадно прильнул губами к губам любимого.


– Ты за что мне так упорно мстишь? – простонал Гарри и с силой пнул рассохшуюся дверь. Раздался сухой треск, и створка, слетев с петель, с грохотом упала на пыльный паркетный пол.
– Я? О чем ты? – Драко подобрал полы светлого плаща и пошел вслед за Гарри, который в их паре занимал должность «главного» и посему первым вошел в темный дом.
– Я уже тысячу раз тебя спрашивал, не делай вид, что не понимаешь! Какого черта ты решил стать аврором и уже пятый месяц сидишь на моей шее в качестве напарника-стажера? Ты???? Ты же ненавидишь грязь, и ночные выезды, и бюрократию после того, как мы сдаем дело...
– Опять ты завел эту пластинку, Поттер... честное слово, уже надоело! – Драко протиснулся мимо плеча Гарри и с любопытством огляделся. Они стояли в полутемной гостиной одного из частных домов, стоящих на окраине Лондона. Между досками, которыми были забиты окна, пробивались полоски уже клонящегося к горизонту июньского солнца, в свете которых летала поднятая молодыми людьми пыль.
– Мило... – протянул Драко и громко чихнул.
– Вот! Об этом я и говорил, какого черта ты на все это подписался? – Гарри обвел гостиную рукой и вопросительно поднял брови.
– Да какая тебе вообще разница, Поттер? Подписался, значит надо было, и отстань! – отрезал Драко. – Нам вроде бы надо было на второй этаж?
– Да, на второй! – раздраженно ответил Гарри и развернувшись пошел к лестнице.
Драко, улыбнувшись своим мыслям, еще несколько минут понаблюдал за столбиками света и пыли, слушая, как топает Гарри наверху, а потом пошел следом. Поднявшись по лестнице, он увидел три одинаковые двери, одна из которых была открыта. В проем лился солнечный свет, освещая фотографию в рамке, висящую напротив. На ней миловидная темноволосая женщина в клетчатом платье обнимала за плечи девочку лет пяти и ослепительно улыбалась. Драко разглядывал фотографию, пока глаза не привыкли к яркому свету и только потом вошел в комнату оказавшуюся спальней.
У распахнутого окна, почти наполовину высунувшись наружу, стоял Гарри, щурясь и пытаясь разглядеть угол улицы.
– Не вывались! – бросил Драко и плюхнулся на кровать, но тут же пожалел об этом, потому что комнату мгновенно заполнило облако пыли и перьев. Отчаянно кашляя, Драко поднялся и, ругаясь сквозь зубы, стал отряхивать одежду и волосы от серо-тусклого слоя. Поняв, что так он только втирает пыль в одежду, он украдкой посмотрел на Гарри, который только обреченно вздохнул, мельком оглянувшись, и снова погрузился в созерцание улицы. А потом отойдя в угол комнаты, вытащил палочку и невербально произнес очищающие заклинание. В тот же момент на весь дом заверещала сирена. Гарри подскочил и, развернувшись в прыжке, с безумными глазами повернулся к растерянно замершему с палочкой наперевес Драко.
– Ты СОВСЕМ С УМА СОШЕЛ????... – заорал он и, вытащив палочку, в течении нескольких минут пытался угомонить сирену. Когда ему это удалось, Гарри первым делом аккуратно подошел к окну сбоку и выглянул.
– Замечательно... – с яростью прошипел он. – Ты собрал пол улицы! – оглядевшись он увидел в углу старый приемник и трансфигурировал его в кошку. Она тут же начала мяукать и извиваться, как только Гарри подхватил ее на руки. Подойдя к окну, он вытолкнул кошку на карниз. Мяукая на всю улицу, кошка понеслась по карнизу, спрыгнула на лужайку и, прошмыгнув под ногами зевак, скрылась в кустах у противоположной стороны дороги. Люди облегченно вздохнули и, на все лады ругая кошку, стали потихоньку расходиться.
Гарри, облегченно вздохнув, прикрыл ставни, а потом повернулся к Драко. На фоне окна его фигура выделялась темным силуэтом, и у отпрыска древнего рода ощутимо задрожали колени.
– Если ты, – медленно с плохо скрываемой яростью, почти по слогам произнес Гарри. - Еще хоть раз применишь магию БЕЗ МОЕГО РАЗРЕШЕНИЯ!!!!!! – перешел он на крик. - Я ЛИЧНО УСТРОЮ ТЕБЕ ПРОИЗВОДСТВЕННУЮ ТРАВМУ И ОТСТРАНЮ!
– Ну извини... – Драко пытался изобразить наглость, хотя сам понимал, что накололся. – Я же не знал, что тут антимагическая сигнализация стоит...
– Ты не знал???? – Гарри махнул рукой. – Просто уйди и сядь где-нибудь... – устало произнес он и, пододвинув стул к окну, сел и отвернулся.
В гробовой тишине прошло почти три часа, в течении которых Драко несколько раз пытался завести разговор, но в ответ получал лишь ледяное молчание. В комнате постепенно темнело, и когда уже с трудом можно было разглядеть свои руки, Гарри наконец повернулся к Драко, сняв очки и устало потирая переносицу, произнес:
– Думаю он уехал отсюда... слишком сильно последнее время мы интересовались этим районом, вот он и почувствовал неладное. И смотался. Я бы тоже на его месте так поступил... умный – сволочь... – бросил он зло.
– Может, все таки, стоит попробовать еще последить? – осторожно спросил Драко. Он видел, как Гарри тащил практически стопроцентно глухое дело уже несколько недель и, даже смертельно уставая, все равно шел к цели.
Ну а Драко путался под ногами, всячески мешал и попадал в глупейшие ситуации, тем самым снова и снова доказывая профнепригодность. Он один знал мотивы своего поведения, и сейчас, видя усталую, но благодарную за понимание и поддержку улыбку, снова вспоминал «почему и зачем». Затем, чтобы этот угрюмый молодой человек, со спины все еще похожий на подростка, хоть иногда улыбался так. Улыбался ему.
– Пойду поищу генератор в подвале, а ты наложи чары невидимости на окна – сигнализацию я отключил, – сказал Гарри, вставая, и, проходя мимо, легко потрепал Драко по голове.
– Ненавижу, когда ты так делаешь! – крикнул тот вдогонку. – «Обожаю когда ты так делаешь» – пронеслось в голове.
Тряхнув головой и сбросив некстати нахлынувшие фантазии, Драко стал методично обходить окна в доме, на каждое накладывая чары невидимости и заглушающие – на всякий случай. Когда все было сделано, он несколько раз позвал Гарри, но, не получив ответа, решил сам спуститься в подвал, проверить все ли в порядке.
***
Гарри и Драко хрипло дышали, привалившись к бетонной подвальной стене, мокрые челки налипли на разгоряченные лица, а руки дрожали...
Драко прикрыл глаза и с наслаждением вспоминал все то, что было несколько минут назад. Осторожная просьба а потом ... Драко держался за металлический штырь вбитый в стену, и раз за разом изо всех сил отталкивался, вжимая Гарри в противоположную стену, отчего тот сквозь зубы не то дышал, не то рычал. Но не отпускал Драко и, схватив другую его руку, сам толкал его на себя.
– Ну давай же! – закричал он исступленно.
– Сейчас... по-почти уже.. я чувствую... – прохрипел Драко, ощущая дрожь в руке. Он откинул голову назад и последний раз с чудовищной силой оттолкнулся. По подвалу разнесся громоподобный рык, и через секунду обоих мужчин поразила вспышка. Только через несколько минут, наконец отдышавшись, они отлепились от стены и, посмотрев друг на друга, одновременно засмеялись.
– И ты хотел этого? – спросил Гарри, ухмыляясь. – Посмотри, все руки измазал и штаны.
– Я всегда хотел этого... – ответил Драко, на секунду став серьезным. – Пойдем покурим, а то у меня руки до сих пор от напряжения дрожат!
Сидя на крыльце в тени разросшейся живой изгороди, молодые люди молча курили, каждый думая о своем.
– Сволочной генератор, – произнес Гарри. – Вдвоем еле-еле запустили...
– Пожалуй я куплю себе такой же... – ухмыльнулся Драко, подумав про себя, что для него то, что только что было, явилось, пожалуй, самым ярким эротическим впечатлением.
Гарри конечно ничего не заметил... «вот святая наивность... », но Драко был не настолько глуп, чтобы раскрывать все козыри сразу, любовь тоже искусство, и творить его нужно без спешки, тем более, что похоже они неплохо сработались за полгода.
«Ты полюбишь меня сам... » – подумал он поднимаясь, выкинул окурок в темноту и вошел в дом.