Isitaru
Название: «Дорога»
Автор: Иштар
Бета: AleriaS
Пейринг: РУ/СС
Рейтинг: PG
Жанр: romance
Размер: мини
Аннотация: Я честно пыталась сделать Снейпа канонным…ну думаю все поняли, что ни черта у меня не вышло! =) А если коротко, то это романтический очерк о снеге, музыке и любви.
Дисклеймер: Герои не мои, зато конкретную идею никому не отдам =)
Фик написан на зимний фест «Рождественские Сказки - 2009» Форума Четырёх Основателей.

***
Северус Снейп любил праздники. Вообще странно, но у подавляющего большинства бытует мнение, что люди необщительные и замкнутые, каким и являлся Северус также неспособны на восхищение природой, понимание литературы, живописи да и красоты как таковой, будь она созданной кем-то, природной или частью натуры определенного человека. И в данный момент ему было очень даже приятно смотреть, как за окном падают крупные снежинки, покрывая землю затейливым узором, как кружась и выписывая в воздухе причудливые линии они тихо и осторожно ложатся на землю слой за слоем, создавая ощущение таинства природы, нарушать которое было бы непростительно…Но тут по свежему снегу пронеслось несколько пар ног (из окна под потолком было видно лишь полфута земли в школьном дворе), и таинство растаяло не успев оформится во что то большее. Северус глубоко, но не слишком огорченно вздохнул и вернулся к мыслям, которые были прерваны. А думал он о том, что через день должно быть (и скорее всего будет – усмехнулся он про себя) Рождество и неплохо бы подумать о тем, кому он еще не подготовил подарки. Еще за месяц он прикинул в голове, кого ему нужно поздравить и сколько примерно на это уйдет денег, и его страшно раздражало, когда из года в год входные и выходные данные не сходились. В последний момент всегда оказывалось, что есть кто-то кого обязательно нужно поздравить, и про кого он абсолютно забыл.
В этом году этими кем-то оказались Мистер Поттер, мисс Грейнджер и мистер Уизли – ученики профессора, которым он в общем и был обязан своим сегодняшним пребыванием здесь. И чтобы там не говорили про резкое и язвительное общение, неприятный характер и суровый нрав, его никак нельзя было назвать человеком неблагодарным или невежественным в делах этики.
- Да ничего особенного они и не сделали, - сказал Северус большой темно-зеленой елке в углу у камина , заботливо принесенной Хагридом в его комнаты и украшенной разноцветными шарами и гирляндами. Он специально ушел на несколько минут перед началом занятий в это тихое место, чтобы собрать мысли, которые постоянно расползались от криков и топота учеников, мысленно уже отдыхающих на каникулах и никак не могли оформится в одно четкое и лаконичное предложение, – всего то пару мер первой помощи…. ну и позвали на помощь потом. – снова обратился он к молчаливой зеленой собеседнице, прижав палец к губам и сосредоточено хмурясь.
-Угу, - ответил мерзкий внутренний голос, – Сущие пустяки, могли бы и не делать! Ты бы, как-нибудь сам дополз от Хогсмида до замка … - голос противно хихикнул, - и сам бы себе за заживляющим зельем сбегал вместо Грейнджер, а вместо Уизли сам бы себе голову на колени положил, чтобы кровь из раны не лилась…, - голос уже откровенно смеялся, - ну и вместо Поттера Темного Лорда бы в это время убил.
- Да понял я… – Северус поморщился, а потом усмехнулся, – Все… это уже сумасшествие, сам с собой разговариваю!
Но он абсолютно не представлял, что можно подарить трем семнадцатилетним подросткам.
Из-за двери глухо донесся звонок на урок. Вот и седьмой курс, кстати – вздохнул Снейп бросив взгляд на приколотое к стене расписание, - легок на помине….. выкинув все мысли из головы и напустив на себя обычно-грозный вид, взял журнал седьмого курса вышел в класс.
Услышав «Гермиона покарауль у двери Снейпа…» он, сам не поняв почему, резко остановился за занавеской закрывавшей вход в кабинет, а потом аккуратно выглянул.
В классе находился почти весь гриффиндорский факультет - и все смотрели на Рона Уизли, выбежавшего в центр классной комнаты. С момента, как закончилась война, поведение молодого человека сильно изменилось, он стал увереннее и свободнее держаться, возможно поняв, что подростковый стыд уже перерос. Стал больше похож на близнецов… «Точнее Джорджа Уизли…», про себя поправился Северус.
В это время Рон достал из внутреннего кармана мантии пузырек и крикнув:
- Всем внимание! Смертельный номер! - опрокинул в себя жидкость светло-серого цвета. Несколько секунд ничего не происходило, а потом он четко и громко произнес «Северус Снейп» и тут же с громким треском погрузился в серебристо-серый дым, а когда дым расселся на его месте стоял Снейп, как две капли воды похожий на стоящего за занавеской.
Раздался восхищенный вздох, а потом гриффиндорцы зааплодировали и засвистели, выражая полный восторг.
Эй Рон!!! – закричал Дин – а что это за зелье?
-Это Временно_Оборотное_Зелье, подарок Джорджа… - Северус вздрогнул, он не привык слышать свой голос извне и он показался ему каким-то чужим и слишком низким.
– Мистер Томас, - продолжал Рон, - Вы можете назвать его ингредиенты? – весь класс захохотал. А Снейп-Рон широко улыбнулся.
- Не делай так больше! – сказал Невилл, сам не знающий смеяться ему или нет, -улыбающийся Снейп прикончит мои нервы!
- Невилл, за что ты так не любишь своего преподавателя? – копируя интонации Северуса протянул Рон, смотря в глаза однокурснику и сурово нахмурившись.
- Ну не надо…мне действительно не смешно - жалобно произнес Невилл, в то время как остальные катались по партам или держась за края котлов неистово хохотали .
Северус начал закипать, его коробило то неуважение и пренебрежение с которым молодой Уизли обращался с его обликом. Да как он смеет, это же просто мерзко… Как будто одев чужие вещи можно судить по ним о хозяине. Пора было прекращать этот мерзкий и крайне обидный фарс.
Он еще несколько секунд поколебался, но увидев, что Рон лезет (и достаточно неуклюже) в его облике на один из столов он, как будто очнувшись тряхнул головой и вышел из-за шторы. Тихо вышел.
Сначала перестали смеяться первые ряды, потом их примеру последовали остальные, а Гермиона просто тихо села за ближайшую от двери парту, прижав руку ко рту и с ужасом смотря на профессора.
Тот подошел к столу и слегка дернул край мантии кланяющегося Рона, а потом с убийственной вежливостью спросил:
– Мистер Уизли, вас не затруднит освободить место и принять свой прежний облик?
Не ожидавший нападения сзади Рон, от неожиданности резко дернулся в сторону и оступившись у края стола с диким криком сорвался к ногам профессора.
Потом он поднял голову и побелевшими губами произнес:
- Р-р-рон Уизли…. - и вновь на мгновение пропав в серебристом облаке принял свой юный нормальный рыжеволосый вид, правда с неестественно белым лицом.
- Встать! – скомандовал Северус, в голосе которого звенела сталь:
- Минус 50 баллов с гриффиндора.... и вон отсюда!!! – Рон неуклюже вскочил, на бегу схватил сумку, ринулся к двери из кабинета.
- И еще! - голос Снейпа догнал Рона у дверей, - После занятия жду вас здесь….
Через час, когда студенты тихо переговариваясь потянулись к выходу Северус, наблюдая за ними, еще раз про себя повторил план наказания наглого гриффиндорца и стал ждать, когда последний студент покинет класс.
Когда Рон вошел, он наградил его тяжелым взглядом и тихо без остановки произнес:
- Вы напишите объяснительную директору Мак’Гоногалл, в которой изложите все, что вы делали и говорили здесь час назад дословно, и сами попросите для себя наказания!
– Да сэр… - почти прошептал Рон, опустив голову.
- Также я напишу вашим родителям! И попрошу вновь озаботиться проблемой вашего воспитания… – Рон поморщился, и одними губами произнес «Да сэр…».
- И последнее, вы будете приходить на отработки все каникулы, начиная с сегодняшнего вечера, с 17.00 до 20.00 ежедневно. А сейчас вон отсюда – вы мне противны! – выплюнув последние слова, Северус встал и резко развернувшись, ушел в свой кабинет.
На этом не очень приятном моменте закончился последний в этом году урок, и наконец-то можно было отдохнуть. Северус прислонился спиной к двери и закрыл глаза – виски ломило и в голове стоял неприятный шум. Как же утоляют эти юные и горячие, их непомерная энергия исходит от них даже, когда они покорно стоят за котлами или пишут очередной рецепт в тетрадь. Он уже жалел, что назначил на сегодня еще и отработки – но также понимал, что спускать подобные проявления неуважения не следует, это преподаст урок и наказанному Уизли, да и другим неповадно будет.
«Хотя что ты хотел?»…спросил он сам себя. «То что оказалось, что ты не приспешник дьявола во многом расслабило студентов, но не сделало тебя героем в их глазах, а такое отношение к себе ты сам формировал очень долго и кропотливо».
- Надоело все…, - сказал он громко и пошел ко второй двери, ведущей в его личную комнату.
***
Вечер принес с собой метель и едва слышный издалека скрип веток Запретного Леса, доносимый ветром. Северус давно успокоился и находился в сладостно-вязкой полудреме, сидя в кресле, смотря на размеренно подрагивающее пламя в камине и слушая тихую музыку, льющуюся из старого граммофона. Шопен как нельзя лучше подходил для того, чтобы расслабиться и отбросить всякие мысли. Мягкие фортепьянные аккорды ласкали слух, а стройная мелодия не заставляла понимать ее, а дарила лишь поток приятных ассоциаций, вплетаясь в размеренное мигание ёлочных огоньков.
И только когда он услышал отдаленный стук в дверь, то вспомнил про сегодняшнюю глупую выходку Уизли, но к облегчению, она больше не казалось обидной или намеренно издевательской. «Как бы то ни было, все были когда-то молоды – и глупы (хотя казались себе всезнающими) и безрассудны…» - думал Северус, вставая и со вздохом проходя через гостиную и кабинет в класс, где, судя по силе ударов, в дверь били обеими ногами с прыжка.
- Не стучите так, я слышу! – прикрикнул профессор, (удары тотчас смолкли) – и резко распахнул дверь. На пороге стояло само смирение и почтение во плоти, склонив рыжую голову чуть ли не до груди и нервно переступая. Северус отошел, давая студенту пройти. Когда тот вошел, он молча указал на гору из семидесяти четырех котлов у стены.
- Приступайте.
- Да сэр…, - и парень, выложив палочку на ближайшую парту, пошел за водой и губкой к кранам у дальней стены. Северус, хотевший было сказать «…и никакой магии…» удивленно посмотрел на палочку, потом взял ее со стола прошел в свой кабинет «вышколил таки» подумал он, садясь за свой рабочий стол, из-за которого было видно часть класса, где работал Уизли и довольно усмехнулся.
Сидя за столом, он некоторое время издали наблюдал, как Рон сидя на полу и склонив голову, оттирает края котлов мыльной губкой, ставя их один за другим на колени по мере очищения. Скрестив пальцы и положив на них подбородок, Северус сначала внимательно следил за движениями молодого человека, но вскоре вновь погрузился в неспешные мысли о предстоящих праздниках, «…итак подарки….» он ухмыльнулся в руки, - « и вон тому рыжему тоже, но что? Помог бы хоть кто-то…кто-то…»
Северус резко поднял голову и хлопнул руками по столу. Идея! Рон уже достаточно расслабившийся к тому времени, и откровенно засыпающий за монотонной работой, подпрыгнул и задев ногой котлы пунцово покраснел под аккомпанемент их грохота.
- Уизли! – Северус поспешно, как будто боясь забыть, то о чем думал, вышел из-за стола, - Подойдите сюда! - Рон встал и чуть ли не бегом бросился в кабинет.
- Я подумал – медленно начал Северус, когда Рон остановился перед ним, - что вы, возможно, сможете быть освобождены нескольких частей наказания. А именно от отработок… - Рон удивленно посмотрел на преподавателя - и я, возможно, не напишу вашей матери… - Рон замер и не шевелился, явно боясь спугнуть удачу.
- …если вы окажете мне одну приватную услугу, хммм… личного характера. - Северус на секунду замялся, и чтобы восполнить образовавшуюся паузу протянул Рону его палочку , но когда увидел выражение его лица, которое можно было истолковать даже красноречивее, чем его мысли, поперхнулся – Нет, Уизли не настолько личного! – нарочито зло, и одновременно пытаясь подавить улыбку уточнил он.
– Вы сходите со мной в магазин. – Рон явно ожидал всего, что угодно, кроме этого, но как известно именно то о чем меньше всего думают и предполагают настигает чаще всего.
-Я…что? – Рон говорил удивленно и даже шокировано, но невозможно было не заметить, что ему любопытно.
- Завтра вы сходите со мной в магазины в Хогсмиде и поможете выбрать…рождественские подарки для мисс Грейнджер и Поттера.
Это была вторая за минуту фраза, которая ошеломила студента, и следующий взгляд Рона явно намекал на душевное нездоровье Северуса.
- Эммм, ну я…то есть конечно сэр! - тон, достойный сестры милосердия, которую сумасшедший попросил принести снега в июле.
- Не смотрите на меня так Уизли! Я в своем уме и помню, чем обязан вашей шайке, и уж точно не хочу в такой малости быть в долгу! А раз вы наказаны… - Северус перевел дыхание, - то и будете мне помогать, как и оговорено в школьных правилах, а сейчас можете быть свободны.
Рон медленно, как будто не веря в собственную свободу, пошел к двери из класса. Но уже по его затылку можно было понять, что все до единого слова будет пересказано Поттеру и Грейнджер едва он доберется до своей гостиной.
- Уизли! – окликнул его Северус, – Если хоть кто-то узнает об этом, вы будете потрошить жаб до самого мая!
- Да сэр! –услышал он разочарованное, но тем не менее бодрое в ответ, и молодой человек вышел.
Северус наконец позволил себе расслабить суровую складку между бровями и взмахом палочки очистил котлы заклинанием, а потом пошел в гостиную где его ждал бренди, камин, вьюга за высоким окном у самого потолка и еще одна решенная задача.
***
Следующее утро было по-зимнему тихим и свежим – сначала сине-черное, а позже молочно-белое, затянутое сплошным слоем низких облаков небо, легко и невесомо падающие крупные снежинки и бескрайняя снежная перина, покрывающая землю. Казалось сам воздух мог звенеть, но любой звук приглушался в холодном и мягком покрывале.
У студентов был первый за эти каникулы законный выходной и они пытались выспаться за все учебные дни сразу. Поэтому в замке царило безмолвие, когда Северус, как и всегда, встал ровно в семь утра. Пока за окном рассветало, он написал письмо, наказанному накануне, в котором обязал его явиться ровно в восемь к воротам замка. Отправив сову не спеша собрался и к без четверти восемь вышел из замка, уверенный, что еще долго придется ждать пока нерадивый студент придет, обвиняя в своем опоздании слишком тихо стучащую в окно сову. В первые несколько минут Северус с удовольствием глубоко вдыхал ледяной воздух, но руки в тонких перчатках почти сразу заледенели и наслаждаться природой расхотелось.
Подходя к воротам, Северус с удивлением увидел долговязую фигуру младшего Уизли, скачущего у одной из колонн с каменным вепрем, поддерживающей ворота и пытающегося попасть снежком тому в пятачок – вепрь фыркал и пытался увернуться по мере сил. Рыжие волосы ярко выделались на фоне снега и серого пальто студента.
- Похвальная пунктуальность. – произнес Северус подойдя ближе, а парень заметив его и выбросив снежок, явно по привычке, сделал попытку улыбнуться. Но поняв нелепость такого приветствия, он тихонько кашлянув, пожелал доброго утра.
Ни слова не говоря, они пошли по заснеженной дороге по направлению к деревне, Рон издалека косился на сосредоточенно шагавшего профессора, но ловя взгляд того в эти моменты поспешно отводил глаза и начинал рассматривать деревья и сугробы по обочинам. А Северус, в свою очередь, более осторожно приглядывался к парню – после своего спасения он ведший и так одинокий образ жизни совсем замкнулся на узком школьном кругу, говоря с преподавателями и то нечасто. Студентов он видел в основном издали или в полумраке подземелий и сейчас представилась возможность рассмотреть одного из них в естественной среде. И Северус рассматривал.
За последний год юноша определено вырос, и если раньше они с Поттером были примерно одного роста, то теперь Уизли беззаговорочно обогнал его. Он, по прежнему производил немного нелепое впечатление, высокий, неестественно худой и бледный, с длинными руками и рыжими волосами торчавшими во все стороны. Одновременно в его лице и всем облике читалась непосредственность, но и вместе с тем настоящая мужская решимость – внутреннее осознание своего сильного начала и обязанности защищать. «Быть может всякая война так травмирует юные души» - подумал Северус. «Делает детей сразу слишком взрослыми – показывает им то, что они не должны видеть, о чем они не должны даже знать…». Война прошла по ним как болезнь, навсегда изранив и искалечив их души. И как всякая болезнь в конце концов умерла, собрав свой урожай и выполнив все то, что хотела. Но остались они – потерянное поколение, до рези в глазах настоящие и живые, дышащие, и тем больнее было осознавать, что они ущербны. Не снаружи, но внутри…
Профиль Рона четкой резкой линией выделялся на фоне белого пейзажа, слегка подрагивала при ходьбе непослушная челка. И сколько Северус ни старался, нельзя было понять, что в душе у этого еще не взрослого, но уже точно не ребенка.
Задумавшись он не сразу сообразил, что Рон спросил его о чем-то.
- Простите, что вы сказали? - получилось как то извиняющееся и наигранно - понимающе. Юноша кинул на него быстрый, но цепкий взгляд, явно уловив интонацию.
- Я спросил сэр кому первому вы хотите выбрать подарок? - Северусу вдруг стало неловко.
- Грейнждер -процедил он недовольно, поспешно скрывая свои эмоции, но Рон лишь неопределенно пожал плечами.
–Хорошо.
***
Когда они подходили к ряду тесно стоящих домов, укутанных снежным покрывалом, Северусу пришла в голову мысль. А именно, то что в четверть девятого не один из магазинов еще не открыт и не будет открыт как минимум полтора часа. Он шел мимо закрытых витрин и запертых дверей и вспоминал самые острые из выражений, потому -что ситуация была глупая, а погода холодная.
- Мистер Уизли! – позвал он, когда Рон остановился у одной из дверей и стал изучать расписание работы, то ли хмурясь, то ли улыбаясь.
- А? -Рон развернулся всем корпусом и оказался нос к носу со Снейпом. Северус посмотрел в глаза парню, с намерением заставить того отвести взгляд….
В этот момент за его спиной из-за белой пелены туч сверкнуло солнце и отразившись в глазах Рона окрасило их в миллион цветов, от серо-стального до ультрамариново - синего и аметистового. В эти несколько секунд Северус почувствовал то, что уже много лет не приходило к нему – он почувствовал красоту, как будто она была осязаема. У него перехватило дыхание, воспоминания и эмоции захлестнули все его существо, как порыв ветра.
Хрупкая и невесомая красота бликов озера, зеленой листвы и хрустальных снежинок, невинная красота юности и благородная зрелости, красота тяжелых складок плотной ткани мантий и красота древних камней старого замка. Когда-то Северус жил красотой мира, дышал каждым проявлением гармонии, а не получая ее в общении, он черпал ее в природе, музыке, людях, и проходящих мимо.
В дни его юности многие замечали, как он часами сидел около старинного дуба на школьном дворе и смотрел на озеро. Тогда они тоже поднимали голову, но видели только обыденный пейзаж - озеро, небо и больше ничего. Северус же замечал каждый блик на воде, и тысячи оттенков неба, каждое дуновение ветра и словно наносил все это на невидимый холст. И мечтал создавать подобное – не как Бог, но хотя бы сколько нибудь похожее на ту, захватывающую дух потрясающую красоту. Которая окружала его каждый день – до того момента пока та, единственная которая если и не понимала, но чувствовала одно с ним не покинула его навсегда.
Мысли вихрем пронеслись у Северуса в голове, где-то у сердца произошел взрыв и мир зажегся – как будто после долгих лет взаперти в темной комнате наконец открылась дверь и свет хлынул, слепя и торжествуя. Профессор пошатнулся и вцепился ледяной рукой в рукав Рона.
- Что с вами? – парень, кажется, действительно был обеспокоен.
- Со мной… - Северус на секунду отвел взгляд но за эту секунду солнце скрылось и когда он снова посмотрел в лицо юноше, глаза Рона приобрели свой привычный серо-голубой цвет. Феерия света и цвета кончилась так же внезапно, как и началась. – Со мной все в порядке, мистер Уизли – Снейп отпустил рукав молодого человека, - да и кроме того, вас это не касается!
Он выпрямился. Несмотря на то, что внутри все дрожало, сердце выстукивало бешеный ритм, а перед глазами мерцали голубоватые огоньки.
-Эээ, сэр? – кажется Уизли даже не заметил грубости, он только тревожно смотрел на преподавателя – магазины еще закрыты и….вы не будете против, если мы подождем открытия в Трех Метлах – они работают круглосуточно.
- Приглашаете меня, а Уизли? – Северус повернул голову и неловко и неумело улыбнулся, сам поражаясь своим словам, но одновременно наслаждаясь каждым звуком, как и вновь выглянувшим солнцем решившим обосноваться на небе надолго - Ну что ж пойдемте…но с вашего позволения платить буду я!
И не дожидаясь ответа, он в своей обычной манере, быстро пошел вверх по улице, залитой ярким светом, оставив пораженного Рона за спиной. Пару раз тряхнув головой, тот уже через мгновение нагонял преподавателя, но он и не догадывался, что стал причиной и подобного поведения и дальнейших событий, незаметных, но в случае конкретного человека сравнимых разве что с рождением нового мира.
В пабе их встретила слегка удивленная столь ранними гостями мадам Розмерта – заметно постаревшая, но все такая же обворожительно кокетливая ведьма с копной светлых вьющихся волос и живыми зелеными глазами.
- Уизли вы сегодня что-нибудь ели? – спросил Северус когда они устроились за столиком у окна.
- Нет сэр, но я не голоден -поспешно ответил Рон под аккомпанемент собственного желудка и покраснел.
- Понятно… - Северус снова чуть неестественно (отвыкши) улыбнулся и заказав два завтрака обратился к студенту – не думайте, что я настолько отвратителен, да и в любом случае я ваш преподаватель и это входит в мои обязанности.
- Да сэр! – Рон снова слишком поспешно закивал и уставился в окно. Так он просидел до того момента, пока не принесли заказ. Когда официантка ставила на стол тарелки и стаканы, мадам Розмерта перегнулась через стойку бара и громко спросила:
- Северус вы не будете против если я включу радио?
- Нет, все в порядке! – кивнул он.
- Хорошо, а то знаете подготавливать все на кухне скучно в тишине – и с этими словами громко щелкнув пальцами хозяйка паба скрылась на кухне. Сначала радио несколько минут шипело само настраиваясь, а потом помещение наполнили звуки оркестра – играл Вивальди Spring-allegro.
Прикрыв глаза Северус наслаждался звуками скрипки и ярким светом льющимся из окна и согревающим лицо.
- Похоже на золотой фонтан… - услышал он. И открыв глаза поймал на себе взгляд Рона.
- Что вы сказали?
- Я сказал, что это музыка похожа на фонтан, который мы с братьями видели в парке в Лондоне – парень нахмурился подбирая слова, а потом поднял руку с зажатой в ней вилкой и прочертил в воздухе витиеватую параболу. – Она как фонтан то вверх, то вниз….и золото.
- Что значит золото? – Северус заинтересовался разговором.
- Ну если представлять музыку как цвет, то эта золотая – произнес Рон уверенно, - слышите? – он ткнул в радио, когда оркестр брал один из самых высоких аккордов - вот оно – золото и….
Он вдруг замолчал и снова уткнулся в тарелку, куда и смотрел все время пока мелодия не стихла и ей на смену не пришел тихий голос диктора, сообщающего прогноз погоды.
- Вот уж не думал, что вы можете чувствовать музыку - сказал Снейп через несколько минут задумчиво.
Рон в ответ только лишь неопределенно пожал плечами.
У Северуса в конце концов после чашки кофе прошла противная дрожь. А вместе с ней ушло и нечто большее – как груз давящий и не дающий просто расслабиться и радоваться жизни.
***
Руки Северуса замерзли, а волосы не мокли только лишь потому, что было слишком холодно – снег только оседал на черных волосах и иногда падал на плечи от резких движений. Вокруг было темно и все казалось таким ярким и нереальным как бывает только зимними вечерами. События дня стояли в голове, смутно, но тем не менее неоспоримо существовавшие – завтрак в пабе, долгий поход по магазинам…с того момента началось что-то странное – Северус сам не понимал, как такое возможно, но он впервые за много лет чувствовал, что груз давящий все эти годы на его душу исчез. Он говорил что-то, спрашивал совета у Рона, тот ему отвечал.
Стемнело неожиданно рано и выйдя из очередного переполненного душного магазина – оба пораженно остановились смотря на черное небо, вместо молочно серого, каким оно было, когда они входили в магазин. Переглянувшись, они сделали шаг и пошли вниз по улице в сторону замка.
- Спасибо вам Рон – произнес Северус смотря прямо перед собой. – вы очень помогли мне! – он намеренно вложил в эти слова больший смысл, зная что Уизли не поймет всей подоплеки.
- Я ничего не сделал… - Рон повернул голову в сторону профессора. - Вы сами нашли выход из того леса, в котором бродили все эти годы! – сказал он и улыбнулся.
- Что вы сказали? – Северус резко остановился. Они уже отошли на некоторое расстояние от деревни, и огни фонарей освещали только их спины. – Какой лес?
- Просто лес…-Рон махнул рукой куда-то вбок за обочину – как этот. Вы ходили в нем долго, а потом вышли на дорогу. Сегодня утром, когда мы шли сюда - вы и нашли выход из леса.
- Когда вышло солнце? – у Северуса сорвался голос и конец вопроса он почти прошептал.
- Да! – просто и непосредственно ответил Рон – Вышло солнце и показало вам дорогу.
Вдруг он порывисто сорвался с места и судорожно вцепясь в рукав пальто Снейпа прижался губами к его губам. От удивления Северус застыл и только смотрел на закрытые рыжие ресницы. Руки на рукавах сжались сильнее и Северус почти инстинктивно обнял Рона за талию….и сразу же оттолкнул.
- Вы с ума сошли Уизли? – дрожащим голосом произнес он.
- Я люблю вас! – упрямо, по-детски открыто, глядя в глаза Северусу, громко произнес Рон.
Северус дернулся как от удара….А потом развернулся и быстро пошел вниз по дороге. Он сжимал и разжимал кулаки, со свистом вдыхая ледяной воздух. В голове крутилось только одно «Боже, какая мерзкая шутка, какое унизительное издевательство…и ведь в тот самый момент, когда я поверил, что смогу жить по-другому…ненавижу…» твердил он про себя.
А потом вдруг получил резкий удар в спину. Пролетев несколько метров он чудом удержался на ногах и выхватив палочку обернулся. И снова застыл.
Тяжело дыша от бега и ссутулившись, зло, исподлобья на него смотрел Рон. Кулаки его были сжаты, плечи подрагивали от напряжения.
- Идиот! - закричал он так, что с дерева сорвались и с криками улетели несколько ворон – я сказал тебе то, что держал в себе столько лет, а ты просто повернулся и ушел! ИДИООТ! НЕНАВИЖУ ТЕБЯ! – голос его сорвался на хрип, он судорожно вздохнул и упав на колени закрыл руками лицо. До Северуса донеслись всхлипы...
Вся злость пропала, как будто и не было. Осталось только лишь облегчение вперемешку с непонятной и усиливающийся эйфорией. Против воли улыбнувшись Северус медленно сделал шаг навстречу темной фигуре Рона на снегу. Потом еще один. И еще…подойдя почти вплотную он опустился напротив парня и протянув руку провел кончиками пальцев по заснеженным волосам. Рон вздрогнул и отнял ладони от лица. А потом бросился в руки Северусу и уткнувшись ему в плечо зарыдал.
На этот раз Снейп не стал его отталкивать, а наоборот прижал сильнее к себе и стал гладить по растрепанной голове.
- Ты хочешь встретить со мной Рождество? – спросил он когда всхлипы стали тише.
- Угу – глухо из-за воротника снейповского пальто – прозвучал голос Рона.
- Только учти, теперь ты мой! – сказал Северус, с улыбкой отодвинув младшего Уизли чтобы видеть его глаза, держа за плечи, - как Рождественский подарок.
После этих слов Рон счастливо улыбнулся и потянулся за поцелуем, но к его удивлению снова был остановлен.
- Для начала давай поднимемся, мы сидим посреди дороги! – сказал Северус с ухмылкой. Рон проворно вскочил на ноги. Поднявшись сам, Северус протянул руку и взял горячую ладонь парня в свою руку – А теперь пойдем в замок.
- Но как же…я хочу… - Рон осекся на полуслове, увидев взгляд Снейпа.
- Не забывай, ты – рождественский подарок, а я подарки только после полуночи разворачиваю - сказал Северус и подняв свою руку с рукой Рона в ней не отводя взгляда от его глаз нежно поцеловал замершие кончики пальцев.
- Пойдем – сказал он, - до Рождества осталось 4 часа и скоро все, кто не уехал на каникулы пойдут в большой зал праздновать, а я не хочу чтобы нас видели! – и он потянул молодого человека по дороге так что тому приходилось почти бежать. И только почти у самых ворот на территорию школы он вдруг обернулся и произнес:
- Скажи, что говорил тогда когда я ушел!
- Я люблю тебя. – открыто произнес Рон с улыбкой. – Всегда любил.
- Я так и думал! – довольно произнес Северус и засмеялся глядя, как глаза Рона распахнулись от удивления, - привыкай, я та еще сволочь! – заявил он и первым вошел в ворота замка.